Катынь – Хатынь – Одесская Хатынь: история одной подмены, или Как создаются информационные вбросы

Есть две истории Второй мировой войны. Для британцев, датчан, норвежцев, французов, поляков, украинцев это не просто страницы далекой истории, но это их собственная национальная трагедия, часть большой общеевропейской трагедии. В которой были герои и предатели, партизаны и многочисленные жертвы среди мирного населения, коллаборационисты и те, кто готов был идти на плаху ради идеи национального достоинства. Это история сложна и неоднозначна. Но ни от одной ее страницы мы не вправе отказываться, даже если на этой странице написано нечто, что нас не красит. То, что мы не можем оправдать, мы должны, по крайней мере, принять. Это было, и от этого уже никуда не деться. Главное – какие уроки мы вынесем из страшной летописи. А открытые для всех исследователей украинские архивы, в том числе архивы НКВД-КГБ, дают нам все возможности для того, чтобы понять и принять. Простить и попросить прощения.

Архивные документы НКВД / Фото: «РБК-Украина»

Вторая история, под названием Великая Отечественная, до сих пор полна пропагандистских мифов и огромного массива тщательно скрываемых фактов, которые никак не монтируются с героическим обликом товарища Сталина и всей тогдашней партийно-советской верхушки, а главное, не дают ответа на очень важный вопрос – какой ценой была завоевана действительно великая Победа.

Вот лишь один пример этой неизвестной широкому кругу граждан постсоветских стран истории – с затоплением большой территории Подмосковья в конце ноября 1941-го года.
Сколько подмосковных деревень по приказу Верховного Главнокомандующего было в те морозные дни смыто с лица земли? Сколько тысяч мирных граждан – стариков, женщин и детей – погибло в ледяной воде, чтобы преградить путь немецко-фашистским войскам к Москве? Этого до сих пор не знает никто.

Сброс вод через Иваньковскую плотину 20 ноября 1941 года  Фото http://klin-demianovo.ru/http:/klin-demianovo.ru/analitika/108828/szhech-i-zatopit/

Кстати, может быть, именно по причине тщательно замалчиваемого преступления сталинского режима против собственного народа в России, в отличие от Беларуси и Украины, до сих пор нет точного списка уничтоженных населенных пунктов?
Но страшно даже не то, что российская власть продолжает замалчивать и это, и другие столь же масштабные преступления, фактически закрыв от исследователей архивы, подменяя историческую правду патриотической риторикой. Страшно то, что пропагандистскими мифами они разрушают мир и ведут самую настоящую войну в Украине. В том числе с помощью трагедии в сожженной фашистами белорусской деревне.
Больше всего манипуляций пришлось вот на эту часть официальной истории хатыньской трагедии: «Утром 22 марта 1943 года в оккупированной Белоруссии на перекрестке Плещеницы-Логойск-Козыри-Хатынь партизаны отряда «Мститель» обстреляли легковую машину, в которой ехал командир одной из рот 118 полицейского батальона гауптман Ганс Вельке. Вместе с бывшим легкоатлетом были убиты еще несколько полицейских-украинцев. Устроившие засаду партизаны отступили. Полицаи 118 батальона вызвали на подмогу спецбатальон штурмбанфюрера Оскара Дирлевангера. Пока спецбатальон ехал из Логойска, полицаи арестовали, а через некоторое время расстреляли группу местных жителей — лесорубов. К вечеру 22 марта, каратели по следам партизан вышли к деревеньке Хатынь, которую и сожгли вместе со всеми ее жителями. Командовал расправой бывший кадровый старший лейтенант Красной Армии, а к тому времени начальник штаба 118 полицейского батальона Григорий Васюра».
Именно факт участия украинцев в уничтожении деревни Хатынь вместе с ее жителями и стал основой информационного вброса и последующего огромного пропагандистского мыльного пузыря под названием «Одесская Хатынь». Сделано это авторами книги «Neonazis & Euromaidan: From Democracy to Dictatorship» С. Бышком и А. Кочетковым весьма топорно, на основе примитивной лжи. Вот что они пишут (перевод с английского мой — авт.):
«Исторические параллели
Одесская резня 2 мая 2014 года будет известна как одна из самых темных страниц современной европейской истории. Многие десятилетия Европа не испытывала таких дикостей.
Репрессии против мирных жителей были организованы таким же образом, как когда украинские нацистские головорезы из полиции, набранные гитлеровскими силами из организации Степана Бандеры украинских националистов (ОУН), жестоко разделались со всем населением белорусской деревни Хатынь в марте 1943 года. Беззащитное население деревушки было окружено превосходящими войсками, загнано в сарай, который был подожжен с живым людьми внутри. Те, кто пытался убежать, были избиты до смерти с криками «Хайль Гитлер!» и «Слава Украине! » Хатынь видела дедов и прадедов, ослепленных возможностью создания «украинской Украины» (перевод дословный, фразу иначе истолковать нельзя — авт.). Одесса стала свидетелем того, как внукам и правнукам точно так же промыли мозги. Праворадикалы кричали «Слава Украине», глядя, как горят люди и выпрыгивают из окон здания, подожженого коктейлями молотова».

Именно участие 118 полицейского батальона дало основание Кочеткову и Бышку, а до них — и другим пропагандистам утверждать, что Хатынь сожгли бандеровцы. Хотя давным-давно доказано (история 118-го полицейского батальона досконально исследована историками), что Григорий Васюра и другие украинцы в батальоне не были бандеровцами. Достаточно бегло просмотреть википедию (даже не украинскую, а российскую), чтобы увидеть: все обстояло ровно до наоборот. Цитирую:

«118-й батальон шуцманшафта (коллаборационистское подразделение немецкой вспомогательной охранной полиции, сформированное в июле 1942 г. в Киеве на основе одной из рот 115-го батальона охранной полиции и из военнопленных РККА и местных добровольцев.
Основа 118-го шуцманшафт батальона была сформирована в Польше в начале 1942 года из советских офицеров (кроме тех, что были русскими по национальности). Затем формирование 118-го и 115-го шуцманшафт батальонов было продолжено в Киеве преимущественно из украинцев. В батальон вошли украинские националисты из распущенного Буковинского куреня, связанного с ОУН (м).
Из 115-го батальона были взяты на формирование 118-го батальона около 100 человек. Фактически, третья рота 115-го батальона стала первой ротой 118-го батальона; две другие роты были сформированы преимущественно из выходцев из центральных и западных областей Украины — военнопленных и добровольцев. Батальон был переформирован и пополнен в ноябре 1942 года».

Старшины 102-го, 115-го и 118-го батальонов на войсковых курсах в Минске 1942 года. Фото
http://ic.pics.livejournal.com/cossack88/44618181/11736/11736_600.jpg

Обратите внимание на маленькую буковку м в скобках возле аббервиатуры ОУН. Это расшифровывается какОрганизация украинских националистов (мельниковцев), которые после раскола ОУН в 1940 году создали свою, отдельную от ОУН Степана Бандеры, организацию, под руководством Андрея Мельника. Буковинский курень был связан именно с мельниковцами, и их при всем желании нельзя назвать бандеровцам. Кстати, одной из основных причин раскола было то, что мельниковцы считали возможным сотрудничать с гитлеровцами во имя установления независимого Украинского государства.

Андрей Мельник. Фото —
Henryk Mościcki, Jan Cynarski Historia XX w. (History of XXth century), Warsaw 1934

А теперь посмотрим, что представлял из себя 115-й шуцманшафт батальон.
Сформированный из тех же мельниковцев, входящих в Буковинский и Киевский курени (многие из его членов погибли потом от рук гитлеровцев в Бабьем яре), батальон подвергался постоянной деукраинизации, в результате чего много людей в нем было уничтожено гитлеровцами, кому-то удалось дезертировать и присоединиться к повстанческому движению.  Опять цитата из российской википедии: «Немцы пытались ликвидировать любые проявления украинского характера 115-го батальона. В отличие от сине-жёлтых нарукавных повязок, которые носили члены Буковинского куреня, стрелки батальона должны были носить белые повязки со своим порядковым номером (№ 1 − у командира батальона). До какого-то времени допускались трезубцы на головных уборах, которые военнослужащие батальона получали от своих друзей из подполья, но вскоре были вынуждены снять и их… Проводились гонения на националистические элементы в батальоне, в основном на буковинцев и галичан. Ни один из них не был повышен на руководящие должности, а в мае немцами были проведены масштабные аресты «западников». «Где-то во время Зеленых Праздников немцы арестовали всех офицеров, буковинцев и галичан, были много арестовано и унтер-офицеров. Все были арестованы гестапо с <ул.> Короленко, 33, откуда так и никто не вернулся» (Архив УНДЧ, ф. О. Билака, дело 1, лист 12. — цит. по Дуда А., Старик В., 1995, Гл. Після розгрому Куреня.»
Так что оставшиеся в батальоне могли быть кем угодно — предателями, полицаями, но только не украинскими националистами. Если и остался в батальоне кто из «западенцев», то вынужден был скрывать свои настроения, за которые мог поплатиться жизнью.
27 августа 1942 115-й батальон навсегда покинул Киев, за ним отправился и 118-й батальон. Их отправили в Белоруссию, где они провели почти два года в боях с советскими партизанами.

 «118-й батальон начал формироваться весной 1942 года под Киевом из числа завербованных советских военнопленных, перебежчиков и всякого уголовного сброда. Однако назвать его чисто украинским нельзя: служили также русские, белорусы, представители иных национальностей. Когда батальон передислоцировался в Минск, а затем в близкое от Хатыни местечко Плещеницы, то на службу записались людишки из местных. Например, некий Иван Петричук из Плещениц стоял в день хатынской трагедии в оцеплении, —  пишет беларуский журналист Сергей Крапивин. — Обратимся далее к фамилиям. Когда в Хатыни каратели заперли людей в обложенном соломой сарае, то взял факел и поджег крышу переводчик из штаба батальона Лукович. За пулеметами, установленными перед дверями сарая, находились каратели Абдулаев (явно не украинец), Гуцило, Катрюк. Отдавал распоряжения, лично сгонял хатынских жителей и затем стрелял из автомата начальник штаба украинец Васюра. Всей операцией на месте руководили оба командира батальона — немец Эрих Кёрнер и Константин Смовский, поляк по национальности, в прошлом петлюровец».

Кровавый эпизод в Хатыни был не единственной расправой коллаборационистов с мирными жителями в Беларуси, 13 мая 1943 года Григорий Васюра возглавлял боевые действия батальона против партизан в районе села Дальковичи.
27 мая батальон провёл карательную операцию в селе Осови, в котором было расстреляно 78 человек. Впоследствии батальон участвовал в карательной операции «Коттбус» в Минской и Витебской областях, в ходе которой осуществил расправу над жителями села Вилейки, уничтожение жителей сёл Уборок и Маковье, а также расстрел 50 евреев у села Каминская Слобода.
За эти заслуги немецкое командование наградило Васюру двумя медалями и присвоило ему звание лейтенанта. После Белоруссии Григорий Васюра продолжил служить в 76-м пехотном полку, который был разбит уже на территории Франции. По окончании войны Васюре в фильтрационном лагере удалось замести свои следы. Только в 1952 году за сотрудничество с оккупантами во время войны трибунал Киевского военного округа приговорил его к 25 годам лишения свободы. В то время о его карательной деятельности ничего не было известно. 17 сентября 1955 года Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «Про амнистию советских граждан, которые сотрудничали с оккупантами во время войны 1941—1945», и Васюра вышел на свободу. Вернулся к себе в Черкасскую область. Сотрудники КГБ позднее нашли и снова арестовали преступника. К тому времени он работал заместителем директора одного из совхозов на Киевщине. В ноябре-декабре 1986 г. в Минске состоялся процесс над Григорием Васюрой. Во время суда (дело № 104 объёмом в 14 томов) было установлено, что им лично было уничтожено более 360 мирных женщин, стариков, детей. Решением военного трибунала Белорусского военного округа Григорий Васюра признан виновным и приговорен к расстрелу.
Могли ли Васюра или другие украинцы, которых гитлеровцы карали за любое проявление национального самосознания,  кричать «при исполнении» «Слава Украине!»?  Почитайте материалы из Государственного архива КГБ Республики Беларусь. Там есть протоколы допросов всех хатыньских убийц, включая Васюру, всех свидетелей и выживших. Попробуйте найти хоть одно свидетельство об участии в расправе бандеровцев и о том, что кто-то кричал «Слава Украине». А вот такое вы там найдете:

Вопрос прокурора: «Судя по анкетам, большинство ваших подчинённых до этого служили в Красной Армии, прошли через немецкий плен, их нет нужды водить за ручку?»

Васюра: «Да, служили. Но это была шайка бандитов, для которых главное — грабить и пьянствовать. Возьмите комвзвода Мелешку — кадровый советский офицер и форменный садист, буквально шалел от запаха крови».

Было бы не так страшно, если бы авторы книги «Neonazis & Euromaidan: From Democracy to Dictatorship» Кочетков и Бышок были бы просто малообразованными людьми, прочитавшими в жизни только букварь. Или можно было бы списать их бредни просто на плод нездоровой фантазии. Но, увы, все намного хуже.  И в последней части нашего расследования мы обязательно разберемся с этим.

А пока я хочу привести еще одну выдержку из википедии — как доказательство того, насколько реальная история Второй мировой войны сложнее любых мертвых пропагандистских конструкций. Вот  как закончился боевой путь 118-го и 155-го батальонов:

«В июле 1944 г. в результате отступления немецких войск из Белоруссии 118-й батальон вместе со 115 охранным батальоном был переброшен во Францию для выполнения охранных функций. Тогда же эти формирования были переименованы, соответственно, в 63-й и 62-й батальоны шуцманшафт в составе 30-й гренадерской дивизии СС (2-й русской). 21 августа 1944 г. 62-й и 63-й батальоны были объединены в единое формирование (62-й батальон); были назначены новые немецкие командиры. Однако в боях против французских партизан новое формирование участие не принимало, так как уже 27 августа (в день, назначенный немцами для выхода на антипартизанские позиции) практически в полном составе перешло на сторону французского движения сопротивления «маки». Из перешедших на сторону французских партизан был сформирован 2-й украинский батальон имени Тараса Шевченко (Le 2ème Bataillon Ukrainien des Forces Françaises de l’Intérieur, Groupement Frontière, Sous-Région D.2.). (1-й украинский батальон им. Ивана Богуна в составе французского движения сопротивления был образован из 102 волынского шуцманшафт батальона.) После освобождения территории Франции оба батальона были включены в 13-ю полубригаду французского Иностранного легиона, в составе которой воевали до конца войны. После войны некоторые из бойцов продолжили службу в Иностранном легионе».

Окончание следует.

Первая часть

Вторая часть

Третья часть

Пятая часть

Комментирование запрещено