Одесская трагедия. По итогам 20 месяцев расследования

«Противостояние сторонников Евромайдана и Антимайдана зимой-весной 2014 года в Одессе, за редкими исключениями, носило мирный характер. Есть веские основания утверждать, что единичные обострения, вплоть до нескольких уличных стычек, провоцировались извне. Политические силы использовали противоборствующие стороны для давления друг на друга. С момента российского вторжения в Крым и дестабилизации в Донецкой и Луганской областях, под влиянием внешних факторов и под воздействием технологии “русской весны” различные антимайдановские организации, среди которых “Одесская дружина” и “Народная дружина”, превратились в инструмент разделения Украины — так называемой “федерализации”.

 

До 2 мая 2014 года произошла окончательная потеря государственными органами контроля над политической ситуацией в городе.   Силовые структуры самоустранились от исполнения обязанностей по обеспечению порядка. В результате противостояние между “Евромайданом” и “Антимайданом” вылилось в вооруженные столкновения на улицах города, спровоцированные “Одесской дружиной”. В результате многочасового уличного сражения в районе Греческой площади в центре Одессы, во время которого были убиты шесть и ранено больше ста человек,  “Одесская дружина” потерпела поражение. Через четыре часа после начала столкновений разгоряченная толпа футбольных болельщиков и сторонников “Евромайдана” разгромила палаточный городок “Антимайдана” на Куликовом поле и взяла штурмом офисное здание Федерации профсоюзов, в котором укрылись сторонники федерализации. В результате возникшего пожара в здании Дома профсоюзов погибло 42 человека. Сотрудники милиции задержали более ста активных участников событий, в подавляющем большинстве — сторонников “Антимайдана”.

События в Одессе стали беспрецедентным событием. Никогда раньше украинские правоохранительные органы не расследовали дела с таким количеством потерпевших и подозреваемых, сопряженного с пожаром, использованием огнестрельного оружия и к тому же круто замешанного на политической закваске. С самого начала было ясно, что расследование будет чрезвычайно сложной задачей и потребует напряжения всех сил следственных органов.

Официальное следствие было разделено на несколько уголовных дел.

  • Самое масштабное — по факту массовых беспорядков, которое должно было выяснить причины смерти людей в Доме профсоюзов и на Греческой площади, выявить непосредственных виновных в гибели людей, установить источники оружия, выяснить мотивы организаторов бойни. Расследование этого дела, возложено на Главное следственное управление Министерства внутренних дел (ГСУ МВД). 
  • Расследование по признакам халатности сотрудников милиции проводит Генеральная прокуратура Украины. 
  • Расследованием по признакам халатности сотрудников ГСЧС также занимается ГСУ МВД.

Помимо уголовных производств, Государственная служба по чрезвычайным ситуациям инициировала внутреннее расследование действий своих сотрудников, в том числе и тогдашнего начальника Одесского областного управления ГСЧС Владимира Боделана. Согласно акту расследования, ведомство не выявило нарушений в действиях своих сотрудников.

В мае 2014 года Верховная Рада создала временную следственную комиссию с мандатом на три месяца, в которую вошли представители всех парламентских политических сил. Планировалось, что силовики будут регулярно отчитываться перед комиссией о ходе следствия и завершенных мероприятиях. Несмотря на то, что мандат комиссии был продлен до сентября, к окончательным выводам депутаты прийти не смогли. Не удалось им добиться и взаимодействия со следственными органами. Подведение итогов работы  комиссии сопровождалось скандалом: выяснилось, что в отчет были внесены правки уже после подписания его депутатами. Из-за проведения досрочных выборов в Верховную Раду итоговый документ так и не был утвержден парламентом.

Одесский областной совет также создал комиссию, мандат которой также предполагал контроль за ходом следствия. Спустя два месяца члены комиссии честно признались, что существенных результатов достичь не удалось ввиду явного нежелания следствия сотрудничать с депутатами. Полномочия комиссии были прекращены.

Министерство внутренних дел и Генпрокуратура немедленно заявили о том, что досудебное следствие будет проведено в сжатые сроки и максимально открыто. МВД пошло еще дальше: министр внутренних дел Арсен Аваков заявил, что к расследованию будут привлечены зарубежные специалисты — эксперты и консультанты, и через три месяца дело будет передано в суд.

12 мая 2014 года одесские журналисты и общественные активисты создали общественную комиссию “Группа 2 мая”. В состав комиссии вошли представители региональных средств массовой информации разных политических взглядов и специалисты различных областей знаний. Первоначальной целью группы было восстановить хронологию событий 2 мая 2014 года максимально подробно и беспристрастно, не вмешиваясь в ход официального следствия и не давая каких-либо политических оценок произошедшему. Группа считала, что такая информация послужит примирению одесской громады, а также удержит следственные органы от соблазна фальсификации доказательств.

В конце дня 2 мая 2014 года уголовное дело № 12014160500003700 по нескольким статьям УК Украины, в том числе ст. 115 (убийство) и ст. 294 (массовые беспорядки) приняло к производству следственное управление ГУМВД в Одесской области. Управлением руководил подполковник милиции Дмитрий Цветков — креатура замминистра внутренних дел Виталия Сакала. Лишь 5 мая дело передали следственно-оперативной группе Главного следственного управления МВД Украины.

В ночь со 2 на 3 мая на место уличных боев в районе Греческой площади были стянуты работники коммунальных служб, и к утру 3 мая место происшествия было зачищено, а возможные вещественные доказательства уничтожены. Ни оцепления площади и прилегающих кварталов, ни подробного осмотра организовано не было. Это не единственная странность начального этапа следствия. Начиная с вечера 4 мая сгоревший Дом профсоюзов был полностью доступным для посещений. Как место преступления, он был обнесен забором и закрыт только спустя месяц со дня трагедии.

Приказом министра Авакова начальник областного управления внутренних дел полковник Луцюк был отстранен от занимаемой должности. Вместо него, исполняющим обязанности начальника облУВД был назначен Дмитрий Фучеджи. 2 мая занимал пост начальника милиции общественной безопасности, ему подчинялись все силовые формирования МВД области. Утром 3 мая Арсен Аваков осматривал в сопровождении Д.Фучеджи блокированный силами милиции Дом профсоюзов. Полковник Фучеджи обоснованно подозревается в непрофессионализме при обеспечении общественной безопасности и возможном сговоре с некоторыми лидерами “Антимайдана”. Именно Дмитрий Фучеджи 4 мая 2014 года допустил штурм городского управления внутренних дел пророссийскими силами и лично распорядился выпустить 63 сторонников Куликова поля, задержанных 2 мая. Большой части освобожденных впоследствии удалось скрыться от правосудия. Сам Фучеджи также сбежал из Украины. Организовать международный розыск  и выдачу его украинским властям следствие не удосужилось до сих пор.

Следственной группой МВД была назначена пожаротехническая экспертиза здания Дома профсоюзов и поручена экспертам-пожаротехникам из г. Николаев. Заключение объемом в 3 страницы эксперты подписали, даже не выезжая в Одессу для осмотра места происшествия. Тем не менее, данное заключение было принято следствием и положено в основу дела. Лишь по настоянию журналистов следователи назначили повторную комплексную экспертизу — спустя год после событий. О результатах этой экспертизы ничего не известно до сих пор.

В процессе осмотра Дома профсоюзов правоохранители не зафиксировали ряд важнейших вещественных доказательств, в том числе и пулевые повреждения, свидетельствующие том, что стрельба из огнестрельного оружия велась изнутри здания. Эти улики были обнаружены “Группой 2 мая” и внесены следователем в протокол осмотра по настоянию экспертов группы.

Осмотр трупа на месте происшествия — одно из важнейших мероприятий на начальном этапе следственных действий. По позе, состоянию одежды и окружающих предметов интерьера можно с большой долей вероятности судить об обстоятельствах смерти. Однако до начала работы экспертов в здании побывало значительное число посторонних людей. Осмотр тел погибших в Доме профсоюзов производили всего двое судебных медиков, каждый со стажем работы менее двух лет. Эксперты осматривали тела с 9:00 до 15:00, то есть на осмотр каждого тела у них ушло не более 12 минут. Этого явно недостаточно не только для тщательного обследования, но и для сколько-нибудь внятного описания. Как результат — схемы расположения тел, имеющиеся в материалах дела, равно как и описания места их обнаружения, неточны и изобилуют разночтениями.

Перечень изъятого огнестрельного оружия до смешного короткий. По состоянию на  23 сентября 2014 года, направлены на экспертизу: одно гладкоствольное охотничье помповое ружье «MAGTECH MOD 586» 12 калибра, один гладкоствольный карабин «Сайга-410К», 4 травматических пистолета «EKOL Special 99» калибра 9 мм,  один пистолет «EKOL Major» 9 мм, один пистолет «ШМАЙСЕР ПСШ10».

При этом видео- и фотоматериалы, показания очевидцев, результаты осмотра места происшествия свидетельствую о том, что единиц огнестрельного оружия на месте событий было больше. Часть его была изъята у активистов “Антимайдана” и передана сотрудникам милиции. дальнейшая судьба этого оружия неизвестна.

В ходе столкновений в районе улицы Греческой  огнестрельные ранения во время столкновений различной тяжести получили 5 сотрудников милиции и минимум 10 гражданских лиц. Погибли 6 человек, причем трое из них никак не могли получить смертельные ранения из перечисленного выше оружия.

В частности, десятник “Правого Сектора” Игорь Иванов получил смертельное ранение пулей из нарезного оружия калибром 5.45, выпущенной из автомата АКСУ либо карабина “Вулкан ТК”. Находившийся на стороне “Евромайдана” Андрей Бирюков погиб от раны, причиненной выстрелом из пневматического оружия, предположительно калибром более 4.5 мм — такое оружие относится к разряду спортивно-охотничьего, довольно редкое в Украине и требует специального разрешения. Активист “Антимайдана” Геннадий Петров был застрелен из нарезного оружия калибром 5.6, к каковому относятся винтовка ТОЗ-8(12), пистолет Марголина, Вальтер РР .22. Ни один из этих стволов найден и подвергнут экспертизе не был.

Пулевое отверстие в окне Дома профсоюзов, обнаруженное участниками “Группы 2 мая”, было сделано оболочечной пулей калибра до 8 мм, выпущенной изнутри здания. Оружия, способного стрелять такими пулями, в распоряжении следствия нет.

Активисты “Антимайдана” Александр Жульков, Николай Яворский и Евгений Лосинский погибли от огнестрельных ранений, причиненных из гладкоствольного оружия. Различный калибр картечи, извлеченной из тел, позволяет предположить использование двух различных единиц оружия. Оружия, которое даже гипотетически могло быть использовано для их убийства, правоохранительные органы не обнаружили и не изъяли.

По свидетельству задержанных антимайдановцев, работники милиции предлагали им оставить все оружие и другие запрещенные предметы в “автозаках” перед тем, как их препровождали в ОВД. В частности, такие показания публично озвучил находящийся под следствием Сергей Рудык. Также имеется информация о том, что от следствия было скрыто оружие, которые активисты “Одесской дружины” оставили во время задержания в торговом центре “Афина”.

Все эти факты не заинтересовали Главное следственное управление Министерства внутренних дел, которое приняло дело № 12014160500003700 в свое производство 5 мая 2014 года от одесских правоохранителей. До сих пор не заинтересовалась этими подробностями и Генеральная прокуратура Украины.

Результатом процессуального руководства следствием со стороны сотрудников Генпрокуратуры стало то, что подозреваемые, потерпевшие и свидетели были допрошены по единому списку вопросов. Ожидаемо, это не позволило, установить организаторов, выявить степень участия каждого подозреваемого. Обвинения в отношении подсудимых абсолютно одинаковы и отличаются исключительно анкетными данными. Обвинение фактически базируется на показаниях одного подозреваемого, который на этапе досудебного следствия сотрудничал со следствием, но уже заявил о намерении отказаться от своих показаний в суде.

Вместо немедленного расследования законности и обоснованности действий сотрудников МВД в целом, Генпрокуратура спустя год после событий инициировала расследование в отношении одного лишь тогдашнего руководителя областного управления внутренних дел Петра Луцюка.

Предъявленное Петру Луцюку, в числе прочих, подозрение в совершении преступления по статье 135 ч.3 Криминального кодекса Украины — “Оставление в опасности, повлекшее за собой смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия” — в равной мере должно быть предъявлено и тогдашнему начальнику одесского главка ГСЧС Владимиру Боделану. Боделан признает и, по его словам, гордится тем, что лично задержал выезд пожарных расчетов на Куликово поле более чем на 40 минут. Он не был задержан, по завершении контракта уволился из рядов ГСЧС, и принял участие в выборах в Верховную Раду.На протяжении полутора лет В. Боделан в эфире российских СМИ распространял недостоверные сведения относительно событий 2 мая, которые сглаживали его роль в произошедшем.

На данный момент следственно-оперативная группа Главного следственного управления МВД Украины приказом А.Авакова сокращена до двух человек. Это несмотря на то, что в суд передана лишь часть уголовного дела, касающаяся событий на Греческой площади. Эпизод с пожаром в Доме профсоюзов не расследован и поныне. Более того, в нем до сих пор даже нет подозреваемых, что позволяет МВД расследовать дело неограниченное время. О качестве завершенной части расследования и подготовки документов красноречиво говорит тот факт, что обвинительный акт дважды оправлялся судом на доработку. При назначении дел к рассмотрению судьи берут самоотводы, а председатель Приморского районного суда Одессы прилагает немало усилий для того, чтобы рассмотрение было передано в другие судебные инстанции.

Служба безопасности Украины проявила интерес к событиям 2 мая только в одном ключе. Именно по настойчивым требованиям СБУ 14 человек подозреваемых, находящихся в следственном изоляторе, были выпущены из-под стражи. Среди них — один из ключевых участников и возможных организаторов массовых беспорядков Александр Грибовский по кличке “Академик”.

По легенде, подозреваемые были обменены на сотрудников СБУ, попавших в плен к сепаратистам в зоне АТО. Разумеется, ни подробностей операции обмена, ни подтверждения, что она состоялась с участием выпущенных на свободу антимайдановцев Одессы, опубликовано не было. Ни одного досудебного следствия в отношении лиц, участвовавших в событиях 2-4 мая 2014 года, СБУ не инициировала.

Международная консультативная группа Совета Европы (МКГ), в мандат которой входил мониторинг состояния расследования одесской трагедии, 4 ноября прошлого года дала неудовлетворительную оценку качеству работы МВД и Генпрокуратуры. В докладе миссии критикуется не только качество досудебного следствия, но и многочисленные нарушения как международных, так и украинских правовых норм.

Опираясь на жесткие формулировки МКГ, “Группа 2 мая” направила в адрес Генерального прокурора Украины заявление с предложением изменить подследственность уголовного дела № 12014160500003700 и передать его в производство Управлению специальных расследований ГПУ. Это управление занимается расследованием преступлений, совершенных в во время событий “Евромайдана” в Киеве. Созданное после аналогичного доклада МКГ и укомплектованное лучшими следователями Украины, управление сумело достичь серьезных результатов в расследовании, которое саботировали два бывших генеральных прокурора Украины.


Передача дела Управлению спецрасследований позволило бы устранить большинство нарушений, зафиксированных в докладе МКГ, в частности, касающихся независимости и публичности расследования. Однако в ответ на заявление “Группы 2 мая” прокурор управления организации приема граждан, рассмотрения обращений и вопросов ГПУ П.Захарченко сообщил, что обращение группы перенаправлено… в прокуратуру Одесской области, каковая не имеет ровным счетом никакого отношения ни к Управлению спецрасследований, ни к делу 2 мая.

В итоге течение двух месяцев, которые прошли после обнародования доклада МГК, государство Украина не предприняла никаких усилий для устранения зафиксированных официальными представителями Совета Европы нарушений. Это создает все предпосылки для признания нарушений прав человека при рассмотрении жалоб против Украины в Европейском суде по правам человека.

Подытожим.

Расследование массовых беспорядков 2 мая ГСУ МВД до сих пор полностью не завершено. Обвинительный акт по переданной в суд части дела, вероятнее всего, не имеет перспективы. Расследование в отношении преступного бездействия службы по чрезвычайным ситуациям не проводилось вообще. Расследование обстоятельств пожара в Доме профсоюзов очевидно саботируют на высшем уровне министерства.

Генеральная прокуратура сузила круг сотрудников милиции, подозреваемых в бездействии, до одного фигуранта. Расследование вменяемого бывшему начальнику ГУ УМВД Украины в Одесской области П.Луцюку преступления затянуто на 20 месяцев, оно было начато и доведено до суда лишь под давлением общественности. Генеральная прокуратура открыто саботирует процесс передачи подследственности структуре, относительно независимой от МВД и ГПУ.

Служба безопасности Украины не замечает явных признаков преступлений своей подследственности (в частности, ст. 110 УК Украины) в действиях организаторов и участников трагедии 2 мая. И это несмотря на многочисленные видео- и фотодоказательства, свидетельства очевидцев, в том числе имеющиеся в открытом доступе.

Несмотря на обещания, ни одна из силовых структур не призвала на помощь международных консультантов, не передала материалы зарубежным экспертам, а вместо обещанной гласности расследования силовые органы делают все возможное, чтобы скрыть материалы следствия от общественности.

На протяжении полутора лет общественная комиссия “Группа 2 мая” вела собственное расследование и публиковала результаты в средствах массовой информации. Группой восстановлена поминутная хронология событий 2 мая, установлен ряд причин происшествия и мотивов сторон. Эксперты группы провели самостоятельную пожаротехническую экспертизу. Была смоделирована поминутная динамика развития пожара в Доме профсоюзов и установлена  последовательность   образования очагов пожара. Удалось определить причины смерти всех погибших в здании, заменив расплывчатые формулировки судебных медиков конкретными диагнозами. Опрошены около 300 участников событий, в том числе те, кто выпал из поля зрения официального следствия или покинул страну.

Члены группы опровергли массу недобросовестных инсинуаций и откровенной лжи российских пропагандистов на тему событий 2 мая. Эти инсинуации касались, в частности, количества жертв, применения боевых отравляющих веществ и армейских зажигательных  боеприпасов. Миф о заранее спланированном, умышленном и организованном сожжении политических противников в Доме профсоюзов развенчан окончательно.

Члены группы неоднократно опровергали некомпетентные, недобросовестные и откровенно лживые заявления первых руководителей МВД и ГПУ. Эти заявления касались применения неустановленных газов и хлороформа, а также обстоятельств пожара Дома профсоюзов. На текущий момент официальная позиция Генпрокуратуры по данным вопросам полностью соответствует выводам экспертов и журналистов Группы, которые были сделаны в 2014-2015 годах.

Члены группы неоднократно встречались с представителями миссий ООН, Совета Европы и Европейского Союза, зарубежными журналистами и политиками, информировали их о фактических обстоятельствах событий 2 мая. Получить такую информацию из официальных источников практически невозможно: за полтора года представители следственных органов не провели ни одной пресс-конференции, не давали ответов по сути на информационные запросы и обращения, а официальные сообщения отличаются бессистемностью и противоречивостью.

Участники группы обосновали в суде право общественности на доступ к сведениям, которые содержатся в материалах уголовного производства и относятся к информации с ограниченным доступом. В частности, по решению суда должны быть обнародованы заключения судебно-медицинских экспертиз тел погибших 2 мая. Генеральная прокуратура противится разглашению этой общественно-важной информации и пытается обжаловать решение в Высшем административном суде Украины.

За прошедшие 20 месяцев группа неоднократно обращалась в МВД и ГПУ, предлагала следственным органам свое содействие и координацию усилий для обеспечения максимально объективного и полного расследования. Однако Министерство внутренних дел, Генпрокуратура и СБУ явно не заинтересованы в гласном и открытом процессе.

В такой ситуации “Группа 2 мая” выражает недоверие Генеральной прокуратуре и МВД Украины.

Группа считает недопустимым дальнейшее промедление в вопросе передачи подследственности уголовных дел по 2 мая Управлению специальных расследований и привлечении к производству зарубежных специалистов.

Группа  оставляет за собой право информировать широкую общественность и международные организации о результатах расследования.

Татьяна Герасимова
Владислав Балинский
Юрий Весилык

Сергей Дибров

Светлана Подпалая

Павел Поламарчук
Владимир Саркисян

Владислав Сердюк»

Автор: Татьяна Герасимова на 1/14/2016

Отправить по электронной почтеНаписать об этом в блогеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookПоделиться в Pinterest

Ярлыки: Генеральная прокуратура, Следственное управление МВД Украины, Управление спецрасследований ГПУ

Комментирование запрещено