Решение одесского суда о том, что общественный интерес к информация выше тайны следствия, — важный прецедент, первый в Украине

14 янв. 2016 г.

Решение одесского суда о том, что общественный интерес к информация выше тайны следствия, — важный прецедент, первый в Украине

Право граждан на информацию – одна из важнейших основ демократического общества. А Законы Украины «Об информации» и «О доступе к публичной информации» — юридические инструменты для реализации этого права, которые мы использовали в своем расследовании для выяснения самых важных вопросов, волновавших одесситов после трагедии 2 мая 2014 г.
Одной из самых страшных загадок была загадка гибели людей во время пожара в Доме профсоюзов. Какие только зловещие слухи ни ходили, начиная от применения боевых отравляющих веществ до изнасилования и расчленения трупов. Поэтому, чтобы развеять ужасные слухи и предоставить обществу действительную картину, с первых дней работы мы забрасывали информационными запросами Коммунальное учреждение «Одесское областное бюро судебно-медицинской экспертизы», проводившее осмотр и экспертизу тел погибших 2 мая. Но все ответы руководителя бюро Г. Кривды сводились к тому, что эта информация является тайной следствия, и раскрыть ее для общественности нельзя.
Пять месяцев мы ждали, что досудебное расследование будет закончено, и выводы экспертов будут обнародованы, однако и этого не произошло. Поэтому приняли решение реализовать через суд наше право на получение этой информации.

Исковое заявление готовил журналист Сергей Дибров с группой одесских юристов-волонтеров.

 
Обозреватель «Думской», журналист «Группы 2 мая» Сергей Дибров (фото и видео сайта ОКМЦ)

«Мы честно ждали до последнего и подали иск, когда уже истекал срок исковой давности. И, как оказалось, правильно сделали. События на Куликовом поле все еще расследуются. Следственная группа сокращена в шесть раз, сейчас там работает всего два следователя. По этому эпизоду нет ни одного подозреваемого. Если так пойдет и дальше, то дело может быть закрыто в связи с невозможностью установить виновных», — пояснил тогдашнюю нашу позицию Дибров.
Исковое заявление в Одесский окружной административный суд было подано в декабре 2014 года. Истцами по делу выступили члены «Группы 2 мая» журналист Леонид Штекель, которой до этого посылал запросы на информацию, и журналист Сергей Дибров. Ответчиком по делу была юридическое лицо — Коммунальное учреждение «Одесское областное бюро судебно-медицинской экспертизы «. Это предприятие, в котором работают аттестованные судебно-медицинские эксперты, осуществляли экспертизы, и в котором, согласно утвержденной Кабмином инструкции, хранятся вторые экземпляры выводов. Третьими лицами являются Главное следственное управление МВД и Генеральная прокуратура, которые в соответствии осуществляют следствие и процессуальное руководство по уголовному делу.
Исковое заявление доступна по ссылке. Также по ссылке можно найти приложения к иску, в том числе: приложение 1 — копия ответа на информационный запрос в следственное управление УМВД Украины в Одесской области, приложение 8 — копия ответа на информационный запрос к ответчику (в ООБСМЕ).

Получив исковое заявление, Одесский окружной административный суд (судья Харченко) отказал в открытии производства, мотивируя такое решение тем, что спорные правоотношения должны рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства, так как Ответчик не является субъектом властных полномочий. Соответствующее постановление доступна по ссылке. Истец Сергей Дибров обжаловал это решение (текст апелляционной жалобы доступен здесь), и коллегия судей апелляционного суда согласилась с аргументацией о том, что иск касается вопроса доступа к публичной информации, споры по которому в соответствии с законодательством подсудимые административным судам. К сожалению, соответствующее решение апелляционного суда в реестре отсутствует, поадресу доступна его копия.
В марте 2015 года истцы изменили исковые требования, исключив из них требования о признании фактов (такие требования не могут находиться в исковых заявлениях по КАСУ). также требования в части порядка обнародования документов были изложены в новой редакции, чтобы привести их в соответствие со статусом ответчика как субъекта отношений о доступе к публичной информации. Заявление об изменении исковых требований доступно по ссылке. Также истец Сергей Дибров предоставил письменные объяснения.
После открытия производства судья первой инстанции Харченко заслушала позиции сторон, и 10 марта 2014 вынесла определение о прекращении производства по делу из-за того, что, по мнению судьи, данный спор должен рассматриваться по правилам Уголовно-процессуального кодекса Украины. Текст постановления находится здесь.
Истец Сергей Дибров обжаловал это постановление (текст апелляционной жалобы доступен по ссылке) , и 8 апреля 2015 коллегия судей Одесского апелляционного административного суда, опираясь на положения законодательства Украины и практику ЕСПЧ, постановила решение, которым удовлетворила требования апеллянта.
20 мая 2015 Одесский окружной административный суд (судья Глуханчук) рассмотрел дело и своим постановлениемудовлетворил требования истцов полностью.
По словам Сергея Диброва, это первое судебное решение такого рода в Украине. Несмотря на то, что Закон Украины «О доступе к публичной информации» прямо предусматривает открытость информации в случаях, когда общественный интерес превышает интересы следствия, по сложившейся практике все материалы уголовного дела засекречиваются автоматически.
«События 2 мая были чрезвычайно трагичными и резонансными, и наличие общественного интереса к ним даже не нуждается в доказательстве. Год назад я пообещал, что мы добьемся публикации этих документов через суд — и сегодня это обещание можно считать выполненным. Нам пришлось приложить немало усилий, чтобы доказать право общественности на эту информацию.
Теперь у нас есть возможность аргументированно опровергать многочисленные мифы и слухи, которые уже больше года циркулируют вокруг одесской трагедии и дискредитируют одесситов, Одессу и Украину по всему миру», — сказал он.
Отвечая на вопрос нашего корреспондента о возможных причинах нежелания правоохранительных органов обнародовать эти документы, Сергей Дибров высказал предположение, что прокуратура не хочет терять монополию на информацию, полученную в ходе уголовных производств. Что касается бюро СМЭ, он не исключает, что таким образом бюро не хочет допустить независимого анализа действий экспертов, полноты проведенных ими исследований и достоверности сделанных выводов.
Решение апелляционного суда находится по ссылке

Отправить по электронной почтеНаписать об этом в блогеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookПоделиться в Pinterest

Ярлыки: Григорий Кривда, КП «Одесское областное бюро СМЭ», Сергей Дибров, судебно-медицинская экспертиза

Комментирование запрещено